.RU

Стоянка перед космовокзалом была переполнена, и Алисе пришлось минут пять кружить над ней, пока не освободилось место для её флипа. Она пролетела совсем низко н - страница 7


На берегу, возле покосившегося навеса, горело несколько костров.


— Кто плывёт? — раздалось с одного из кораблей.


В ответ Левый Крот пронзительно крикнул:


— Плывёт корабль непобедимых зубастых Кротов, поклонов лесного царства! А кто посмел задавать нам вопросы?


— На этом острове остановился на ночлег благородный поклон Страны зелёных болот Червяк Самыйтолстый. Он приветствует своих друзей и приглашает их разделить с ним его скромную трапезу.


— Ничего себе — лучший друг, — тихо сказал Ручеёк. — Ещё в прошлом году братья разорили деревню Червяка, а он в отместку потопил рыбачьи лодки Кротов.


— Они будут воевать? — спросил Пашка.


— Не будут. Видишь, как вежливо разговаривают. На время общей войны поклоны объявляют мир.


Флотилия Кротов пристала к берегу. Пленников с баржи отогнали к кустам. Вокруг стояли воины, но следили они за пленниками кое-как, часто отходили к кострам. Да и понятно — кто убежит с острова?


Ужин пленников был таким же скудным, как и завтрак. Слуги притащили ящик с подсохшими хлебами, а воду каждый мог черпать ладонями из реки.


Ручеёк есть не стал, он отполз, таясь за кустами, туда, где близнецы медленно разгуливали с Червяком Самымтолстым, жёлтая тога которого была разрисована изображениями чёрных пантер. Видно, мудрецы опять ошиблись — назвали пантеру червяком. Ручейку надо было узнать, о чём разговаривают поклоны.


Как только зашло солнце, поднялся ветер. Стало холодно. Но приходилось терпеть. Пашка сказал:


— Алис, давай займёмся акробатикой.


В прошлом году все в классе увлекались акробатикой, ходили в секцию,


— конечно, это была Пашкина идея. Но когда Пашка выступил на районных соревнованиях школьников и занял всего-навсего третье место, он сразу в акробатике разочаровался и ходить на секцию перестал.


— Идите, — сказала Ирия, — побегайте, только на глаза воинам не попадайтесь.


Уже почти стемнело, осталась лишь оранжевая чёрточка на горизонте, там, где опустилось солнце. Алиса с Пашкой прошли на дальний берег острова, нашли широкую полосу твёрдого песка. Сначала они по очереди крутили сальто. Потом Пашка поддерживал Алису, и она сделала ласточку и стойку у него на руках. Потом они решили устроить соревнования: кто быстрее пробежит сто метров на руках. Пашка Алису обогнал, но до конца дистанции не добежал.


— Камень под руку попал, — сказал он.


И тут они услышали аплодисменты.


Совсем недалеко стояли братья-близнецы и Червяк Самыйтолстый. Оказывается, они смотрели, как ребята занимаются акробатикой.


— Молодцы! — сказал Левый Крот. — Что же вы раньше молчали?


— А нас никто не спрашивал, — ответил Пашка.


— Твои рабы? — спросил Червяк, тряся шестью подбородками.


— Наши, — сказал Правый Крот.


— А зачем они вам? — спросил Червяк.


— Как зачем? Везу в Город. Я их его Повелительству покажу.


— Отдай их мне, — сказал Червяк.


— Нельзя, — ответил Левый Крот. — Это подарок властителю.


— Я хорошо заплачу.


— У тебя таких денег нет, — ответил Левый Крот, ухмыляясь. — Этих детей с младенчества готовили, учили. Даже кормили особой кашей. Таких больше во всём мире нет.


— Говори, сколько!


— Ни за что! — воскликнул Правый Крот.


А Левый Крот почесал длинным пальцем подбородок и сказал:


— Такие вопросы так не решаются. Надо думать.


— Правильно, — согласился его брат. — Надо думать.


Братья, как по команде, повернулись и пошли прочь от берега.


Червяк Самыйтолстый семенил следом.


— Мешок золота! — кричал он. — Два мешка золота!


Но братья не обернулись. Алиса услышала, как они хихикают.


Алиса улыбнулась. Пашка сердито спросил:


— Ты чего смеёшься? Разве не понимаешь, что нас с тобой продадут? В рабство.


— Но какие хитрые братья!


— Ты что, хочешь выступать перед здешними поклонами?


— А почему бы и нет?


— Иногда мне хочется тебя убить! — заявил Пашка и побежал прочь.


Алиса пошла следом. Разумеется, она не хотела выступать перед этими баронами, даже смешно было бы подумать… Просто интересно на них смотреть.


— Я бы могла разбогатеть, — сказала Алиса. — Привозила бы на Крину акробатов и гимнастов. Целыми секциями и спортивными обществами.


Алиса разбежалась и сделала двойное сальто.


И чуть не врезалась в Белку, которая стояла в кустах, поджидая её.


— Алиса! — сказала она громким шёпотом. Глаза её были круглыми от ужаса. — Они тебя продадут! Тебя продадут Червяку!


— Знаю, — сказала Алиса. — Я давно хотела прославиться.


— Тебя тоже! — Белка обернулась к Пашке.


— Я убегу, — сказал Пашка.


Когда они вернулись к тому месту, где их ждала Ирия, Ручеёк уже был там. Они негромко разговаривали. Лагерь понемногу засыпал. Только у костров нестройно пели воины. Оттуда послышалась ругань, зазвенели мечи, кто-то завизжал, кто-то засмеялся.


— Нас намерены продать, — сказала Алиса. — Мы будем выступать со смертельными номерами. Сегодня и ежедневно отличники седьмого класса «Б» двойное сальто-мортале!


Но никто не поддержал Алисину шутку.


Над ними, закрывая звезды, пронеслась большая тёмная тень.


— Смотри, опять летучие мыши, — сказала Алиса.


— Нет, — ответил Ручеёк. Он вскочил на ноги и тихо свистнул.


Снова пролетела тень, и сверху послышался ответный свист.


Ручеёк сказал:


— Пошли к берегу. Она нас будет ждать там.


— Кто? — спросил Пашка.


— Увидишь, — сказала Ирия.


По дороге Белка всё время жалась к Алисе.


— Я боюсь, когда темно, — шептала она. — Я идти с вами боюсь и оставаться боюсь.


На берегу, недалеко от того места, где Алиса с Пашкой крутили сальто, на небольшой полянке в кустах их ждала большая белая птица.


А может, и не птица? Подобного существа Алисе раньше встречать не приходилось.


С первого взгляда в полутьме, при свете двух кринянских лун, её можно было принять за гигантского голубя, ростом с человека. Но если приглядишься, то удивляли глаза, они были не птичьими, а человеческими, с веками, ресницами, белком и голубым зрачком. Клюв птицы был невелик и казался мягким. Когда птица говорила, он двигался и даже изгибался.


— Я тебя еле нашла, — сказала она Ручейку.


— Я же передал, что мы будем ночевать на острове.


— Посланец не сказал, на каком.


— Я думал, что ты догадаешься, — сказал Ручеёк.


— Я и догадалась, — сказала птица. — Что за люди с тобой?


— Это наши друзья.


Птица оглядела всех.


— Дети, — сказала она, — и закованная в кандалы женщина одеты так же, как беспамятные люди у нас в Убежище. Они из одного племени?


— Вы их видели? — спросила Ирия. — Как они себя чувствуют?


— Они сидят в большой комнате, — сказала птица. — С ними говорят учителя. Они сыты. Они ничего не помнят. Что я ещё могу сказать?


— Спасибо, — сказала Ирия. — Ещё не узнали, почему это с ними случилось?


— Спроси у злых духов леса, — ответила птица.


Алиса заметила, что Ирия, в отличие от остальных, вовсе не удивлена встречей с говорящей птицей. Наверное, Ручеёк рассказал ей все заранее.


Птица посмотрела на Алису.


— Учителя спрашивают, — сказала она, — как вы попали на нашу планету? Из дальних стран или с неба?


— С неба, — сказала Алиса.


— Где ваш корабль?


— В лесу.


— Я расскажу им. Спасибо, — сказала птица. — Мне интересно на вас смотреть. Я таких ещё не видела.


Затем птица обернулась к кустам.


— А кто эта пигмейка, что прячется от меня в листве?


Конечно же, Белка при виде птицы спряталась.


— Выходи, — сказал Ручеёк, — тебя никто не тронет.


— Не выйду, — послышался ответ из кустов. — Она меня унесёт.


— Тогда сиди, — сказал Ручеёк.


— Мне страшно.


— Пигмейка, — сказала птица, делая шаг к кустам, — я никогда никому не причинила вреда. Ты можешь спросить об этом у любого жителя леса. Мне стыдно, что ты меня боишься.


— Сама говоришь, — послышался ответ из кустов, — а потом клюнешь.


— Какая дикость! — сказала птица. — Я, благородная Альта из рода Альтосов, оскорблена такими подозрениями.


— Нет, — ответила Белка, — я лучше здесь посижу.


Птица по-куриному склонила голову и спросила Ручейка:


— Друг мой, что мы теперь будем делать?


— Мы обсуждали этот вопрос с Ирией, — сказал Ручеёк.


— Кто такая Ирия?


— Это наш благородный друг с планеты Земля, закованный в кандалы, потому что ничтожные Кроты её боятся.


— Какой стыд! — воскликнула птица Альта. — И это называется рыцари!


— Ты моих братьев не трожь! — отозвалась из кустов Белка.


— Так, значит, ты не пигмейка? Значит, ты та самая девочка из замка Кротов, которую бьют, не кормят и на которой хочет жениться гадкий предатель Вери-Мери?


— А ты откуда знаешь?


— В лесу для меня нет тайн. Берегись, Белка. Звери и люди говорили мне, что ты добрая и не мучаешь животных. Берегись своих братьев, но втройне берегись Вери-Мери.


Белка ничего не ответила, но вышла из кустов.


Она стояла в сторонке, насторожённая, готовая в любой момент спрятаться снова.


— Мне нужно передать в Убежище послание, — сказал Ручеёк. — Так, чтобы к утру оно было у учителей.


— Хорошо, — сказала птица. — Полетели.


— Нет, — ответил Ручеёк. — Полечу на тебе не я. Полетит мальчик Паша.


— Почему? — спросила птица.


— Почему? — воскликнул Пашка.


— Так мы решили, — сказала Ирия, обращаясь к Пашке с Алисой. — Ручеёк не может сейчас покинуть нас. Ему обязательно надо быть в Городе, ему надо проникнуть во дворец и узнать, что замышляют поклоны.


— Но почему я?


— Альта может отнести в Убежище помников одного человека. Я не могу лететь. Я не могу оставить вас здесь. Но один из нас должен попасть в лес как можно скорее, увидеть наших друзей и рассказать учителям, как отыскать «Днепр» и Гай-до. Кто-то должен перенести в Гай-до контейнер с гравитонами. Без этого Гай-до не сможет взлететь и вызволить нас. Это могут сделать Алиса или ты, Паша. Я решила, что полетишь ты, Паша. Всё-таки ты мальчик, ты сильнее. А путешествие может быть опасным. Алиса пускай остаётся со мной. Ты понимаешь, Паша, какая тебе поручена задача?


— Я понял, — сказал Пашка. — Но пускай летит Алиса. Я не хочу оставлять тебя одну. Тебе может понадобиться моя защита.


— Здесь остаётся Ручеёк. Он меня защитит. В крайнем случае, я сама за себя постою. А от того, как ты доберёшься до лесного Убежища и сможешь поднять в воздух Гай-до, зависит все. Даже наши жизни и жизни наших друзей.


— Понял, — сказал Пашка.


— Лети, — сказала Алиса. Ей было чуть-чуть обидно, что для полёта выбрали не её, а Пашку, но лучше не спорить. Если недовольна, скажешь на Земле, когда все кончится.


— Я сомневаюсь, — сказала птица Альта, которая до того бродила по полянке и что-то клевала в траве. — Я сомневаюсь. Мальчик никогда не летал. Он может испугаться и упасть.


— Я? Испугаться? — Пашка тут же забыл о своих сомнениях.


— Ты полетишь низко, — сказал Ручеёк. — Медленно. Ты не позволишь мальчику упасть. Я на тебя надеюсь.


— Я постараюсь, — сказала птица. — Но возить мальчиков — последнее дело. Они всегда шалят.


— Может, привязать Пашку? Чтобы не свалился? — спросила Алиса.


— Ещё чего не хватало! — возмутился Гераскин.


— Не надо, — сказала птица. — Верёвки будут мне мешать.


— А сколько лететь до вашего Убежища? — спросила Ирия.


— Я буду лететь медленно, — сказала Альта. — Я буду лететь часа три-четыре. Утром будем не месте.


— Три-четыре — это много? — спросила вдруг Белка.


— Нет, немного, — сказал Ручеёк. — А может быть, ты хочешь научиться считать и читать?


— Нет, что ты! — воскликнула Белка. — Это запрещено! Только ужасные помники читают и пишут.


— Какая темнота! — вздохнула птица. — Какая первобытная жизнь.


Ручеёк тем временем нарвал травинок и быстро сплёл послание для учителей. Ирия еле уговорила Пашку взять её куртку — ведь в полёте будет холодно.


— Я не замёрзну, — возражал Пашка.


— Когда мы вернёмся на Землю, — сказала Ирия, — твоя мама меня обязательно спросит: почему вы не проследили за здоровьем моего сына? Почему он чихает и кашляет? Куда вы его возили? На Северный полюс?


Ирия так здорово скопировала голос Пашкиной мамы, что Пашка засмеялся и сдался.


Пока Ручеёк плёл своё послание, а Ирия диктовала Алисе записку для Тадеуша, Пашка вышел на берег реки. По реке протянулись две серебристые полосы — от двух лун. На том берегу мерцали тусклые огоньки — там была деревня. Под ложечкой щекотало от предчувствия приключений. Таких ему ещё переживать не приходилось. Страшно ли ему сейчас подняться в небо не белой птице с голубыми светящимися глазами? Нет, не страшно. Он представил себе, как в лесной чаще ждёт, волнуется, не зная, что с ними происходит, их добрый Гай-до. Что ж, в жизни всегда найдётся место подвигам.


— Я готов! — сказал Пашка. — По коням!


Альта присела, чтобы Пашке было сподручней забраться ей на спину. Спина была тёплой, гладкой. Пашка опустил ноги перед крыльями. Ручеёк снял с себя ремень и завязал его на шее Альты.


— Хватайся за него, только если будет страшно, — сказала птица. — А то задушишь меня.


— Хорошо, — сказал Пашка и поклялся себе, что даже если будет жутко, он не дотронется до ремня.


— Ой, Паша, — сказала плачущим голосом Белка, — может, останешься? Занесёт она тебя в колдовские места, превратишься ты в цветочек безгласный, пропадёшь в вонючих болотах.


— Перестань канючить, — сказала птица. — Мне стыдно за тебя.


— А мне Пашеньку жалко, — сказала Белка.


Она подошла к Ручейку и взяла его за руку.


Тот даже удивился:


— Ты меня больше не боишься?


— Я тебя, конечно, боюсь, — сказала Белка. — Но я остальных ещё больше боюсь. Ты уж меня не обижай.


— Не обижу! — Ручеёк запустил пятерню ей в волосы, но Белка тут же вырвалась и сказала строго:


— Ты забыл, с кем имеешь дело! Я же настоящая поклонка.


Ручеёк передал Пашке шифрованное послание, Ирия — записку для Тадеуша. Алиса просто пожала руку.


— Мы полетели, — сказала Альта. — Осторожней в Городе!


Птица разбежалась по полянке и расправила крылья. Крылья оказались громадными, каждое-метра четыре длиной.


Добежав до воды, Альта резко взмахнула крыльями. Пашка сидел, обхватив ногами плечи птицы и обняв шею, ему очень хотелось вцепиться в ремень, но он сдерживался.


— Нильс на диком гусе! — услышал он голос Алисы.


В ушах засвистел ветер, Пашка зажмурился, а когда открыл глаза, остров уже выглядел чёрной полосой на глади реки, а костры на берегу казались светлячками.


— Только не засни, — сказала Альта.


— Ещё чего не хватало!


— Это бывает, — сказала Альта. — Ты мне лучше рассказывай, где ты живёшь, откуда прилетел, какие у вас птицы. Мне все интересно.


И Пашка начал рассказывать о жизни на Земле.


Через час полёта Пашка так закоченел, что, несмотря на всю свою гордость, вынужден был признаться Альте, что вот-вот свалится.


— Глупости, — сказала Альта. — Мог бы и раньше сказать. Мне не нужны мёртвые мальчики.


— Может, спустимся, и я немного попрыгаю, согреюсь, — сказал Пашка.


— Через пять минут будет такое место, — сказала птица. — Я и сама собиралась там сделать привал. И знаешь почему?


— Н-н-н-ет, — ответил Пашка. Даже губы у него замёрзли так, что не слушались.


— Там есть чудесные ягоды. Вам, людям, они кажутся горькими, но мы, альты из рода Альтосов, их обожаем.


Птица начала снижаться. Мерно поднимались и опускались по бокам Пашки её громадные крылья. Внизу тянулись скалы, острые, кое-где поросшие колючками, мрачные под светом лун.


Наконец Альта опустилась в лощину между скал. Там было темно. Альта легла, чтобы Пашке было удобно с неё спуститься, и он скатился на землю — ноги не держали.


— Плохо дело, — сказала Альта, её глаза светились в темноте, как голубые фонарики.


В лощине было теплее, чем наверху.


— Ходить можешь? — спросила птица.


— Сейчас, только ноги разотру.


— Тогда шагай за мной.


Птица уверенно пошла вдоль лощины. Впереди поднимался белый пар.


Когда Пашка добрался до того места, оказалось, что это маленькое озерко, чуть больше ванны размером. Вода в нём бурлила, и от неё поднимался пар.


— Рекомендую окунуться, — сказала птица. — Это целебная вода. Мой друг Ручеёк всегда здесь купается.


Пашка послушался. Задеревеневшими пальцами он стащил с себя одежду и бултыхнулся в тёплую, почти горячую, наполненную щекотными пузырьками воду. «Ванна» была неглубокой, по пояс. Пашку охватило блаженство. Наверное, никогда в жизни ему не было так хорошо.


Он нежился в воде минут десять. Наконец Альта, которая куда-то отходила, вернулась и сказала:


— Пора и честь знать. Всему хорошему бывает конец. Вылезай, а то перегреешься и простудишься. Ты забыл, что нам ещё лететь и лететь. А тебе ещё обсохнуть надо.


Пашка с сожалением подчинился птице, вылез, и его сразу стало знобить.


— Иди за мной, — сказала птица.


Она отошла на несколько шагов и остановилась перед углублением в земле.


— Ложись здесь.


Пашка подчинился. Камни оказались тёплыми, как лежанка на печи. Жёстко, но тепло и уютно.


— Я пойду, поклюю немножко, — сказала птица. — Подожди меня.


Пашка решил, что несколько минут можно подремать.


И заснул.


А когда проснулся, солнце уже встало, жужжали насекомые, было тепло. Альта сидела рядом, подняв одно крыло, чтобы защитить Пашку от лучей солнца.


— Ой! — испугался Пашка. — Чего же вы меня не разбудили?


— Людей будить нельзя, — сказала птица. — Это вредно.


— Прости, — сказал Пашка. — Я нечаянно. Сколько я проспал?


— Два часа, — сказала птица, — ты же всего-навсего человеческий детёныш, наверное, недавно из яйца вылупился. Одевайся, полетим дальше.


И через три минуты они уже были в небе.


Начался лес. Вершины деревьев так переплелись листьями и сучьями, что Пашке казалось: под ними тянется сплошной слой зелени, по которому можно ходить. Стало теплее, и даже трудно было представить себе, что совсем недавно он умирал от холода. Страшно захотелось есть. Ведь если не считать нескольких кусочков хлеба да миски с жидкой похлёбкой, за последние сутки у Пашки ничего во рту не было. Он думал о еде и не заметил, как откуда-то появились летучие мыши, такие же, как те, что напали на баржу.


Увидев одинокую птицу, они тут же начали снижаться.


— Держись, Пашка! — сказала Альта. — Попытаемся уйти.


Пашка обхватил шею Альты и прижался к птице всем телом. Крылья махали чаще, они казались голубыми занавесами, раздуваемыми ветром. Альта изменяла полет, ныряла вниз, взмывала вверх. Она летела быстрее мышей и была куда ловчее их, но мышей было не меньше десятка. И хоть почти все они промахивались, то одной, то другой удавалось дотянуться зубами до Альты… Вот одно перо взмыло в воздух и полетело, планируя, к земле. За ним второе…


Альта устала.


— Снижаемся, — сказала она. — Только бы дотянуть до поляны.


— А здесь нельзя?


— Нельзя! Здесь сплошная чаща, негде опуститься.


И тут одной из мышей удалось полоснуть зубами по крылу птицы.


Альта сразу полетела медленнее, часто взмахивая раненым крылом. Пашка всей душой чувствовал, как ей больно и тяжело. Почувствовали это и мыши, которые с новой яростью кинулись на Альту.


Удар, ещё один… Острые жёлтые зубы мелькали со всех сторон. Пашка сумел развязать ремень на шее Альты и размахивал им, отбиваясь от мышей. Одной он угодил по морде, и она с воем стала падать вниз.


— Вот вам! — кричал Пашка. — Вот вам, стервятники! Ну давайте, смелее нападайте! Я вам покажу!


Он даже не сообразил, что Альта падает… Лишь у самой земли, на узкой прогалине между деревьями, она, отчаянно махая крыльями, задержала падение, и сев на землю, пробежала несколько шагов, волоча крыло.


Пашка свалился с птицы.


— В лес! — прошептала Альта.


Пашка помог ей спрятаться под укрытие деревьев.


Там было полутемно, сыро. Но, к счастью, летучие мыши не смогли последовать за своими жертвами и одна за другой поднялись в воздух. Они ещё долго кружили над лесом, надеясь, что добыча к ним вернётся.


— Плохо наше дело, — сказала птица.


— У тебя повреждено крыло.


— И боюсь, что серьёзно.


— Можно, погляжу?


— Погоди, — сказала Альта. — Здесь недалеко есть развалины. Никто не знает, что там было раньше.


Альта побрела вперёд. Она шла медленно, прихрамывая, крыло волочилось по земле, по перьям сочилась алая кровь.


Пашке хотелось поддержать птицу, помочь ей, но он не знал, как это сделать.


— Ещё немного, — сказала Альта слабым голосом. — Осталось чуть-чуть…


Пашка увидел развалины, только когда они подошли к ним вплотную. Обвалившиеся бетонные стены, проёмы окон, заплетённые лианами, груды плиток, провода… запустение.


Птица вошла в руины и тяжело опустилась на пыльный пол, усеянный камнями и сухими сучьями.


— Может, здесь они нас не найдут, — сказала птица.


— Кто?


— Хозяева этих мест. — Альта вздохнула и добавила: — Нельзя было лететь днём, когда летучие хищники вылетают за добычей. Я знала…


— Значит, я виноват, — сказал Пашка. — Прости. Это я проспал.


— Теперь поздно искать виноватого, — сказала птица.


— Можно, я погляжу, что у вас с крылом?


— А ты понимаешь?


— Я постараюсь.


Пашка осторожно осмотрел крыло. В двух местах он нашёл глубокие раны, до кости. Из них все ещё сочилась кровь.


Птица тихонько стонала.


— Нужно лекарство, — сказал Пашка. — Давайте я пойду пешком в Убежище. Вы скажите, как дойти. Вам необходима помощь.


— Нереально, — сказала Альта. — До Убежища идти полдня. И через самую чащу. Даже наши туда не заглядывают.


— Что же делать?


— Не знаю. Я всего только птица. Я привыкла доверять людям. Они лучше умеют думать.


Пашка был бы рад что-нибудь придумать. На Земле он обязательно бы придумал. Но что придумаешь посреди непроходимого леса, на чужой, дикой планете?


— Вас будут искать? — спросил он.


— Как? Как нас найти? Я сбилась с пути.


— Но мы не можем сидеть всю жизнь в этом лесу!


— Ты прав. Значит, мы умрём. Прости, что я не выполнила своего обещания и не донесла тебя до Убежища.


— Не это важно, — сказал Пашка. — Дело не в нас с вами. Ведь в Убежище не знают, что вот-вот начнётся общий поход против помников. Они не ждут его.


— Это ужасно! — сказала птица. — Я не переживу такого позора. Лучше умереть…


Альта распласталась на полу и спрятала голову под здоровое крыло.


«Типично птичья реакция, — подумал Пашка. — Скрыться от трудностей, спрятав голову под крыло!»


Он решил осмотреться. Он был убеждён, что находчивый человек обязательно найдёт выход из любой ситуации.


Пашка оставил птицу скорбеть, а сам отправился исследовать развалины.


Здание, в котором они спрятались, состояло из нескольких больших комнат. Крыша обвалилась, и кое-где приходилось перебираться через груды камней и бетонных плит. В одной из комнат Пашка увидел несколько столиков и стульев. Большая часть их была опрокинута, другие разломаны. Столики были маленькими, будто для карликов. Может, в этом доме когда-то жили пигмеи? Но неужели они потом так одичали? В следующей комнате — длинной, выходившей окнами в лес, — стояли кроватки. Тоже маленькие, пигмейские. На одной даже сохранилась простыня и одеяло. Пашка дотронулся до одеяла, и оно тут же рассыпалось в прах. А из-под кровати выскочил, подняв клешни, сухопутный краб размером с тарелку и боком, боком побежал к Пашке, пугая его. Пашка не стал спорить, отступил. Конечно, всем известно, что ядовитых крабов не бывает, но это на Земле, а не в диком лесу на неизведанной планете. Ведь в лесу крабам тоже не положено водиться.


Из той комнаты вниз вела лестница. Ступеньки обсыпались, лоскуты краски, отвалившиеся от стен, валялись на лестнице, как лужицы голубой воды. За приоткрытой дверью обнаружилась кухня. Да, вернее всего, это была кухня — на заржавевших плитах ещё стояли кастрюли и сковородки. Грудой громоздились тарелки. На крюке висело полотенце и белый фартук, но Пашка, наученный горьким опытом, не стал до них дотрагиваться — знал, что рассыплются в пыль. «Те, кто жил здесь когда-то, — подумал Пашка, — ушли сразу, неожиданно. Бросили все как есть. Чего они испугались?»


Пашка прошёл сквозь кухню и выбрался другой, узкой лестницей наружу. Лес, подходивший к дому, был здесь не так густ, в нём встречались прогалины и полянки. Одна из них, овальная, была окружена невысоким барьером из керамических плиток. Внутри барьера была впадина, облицованная белым. Большое корявое дерево выросло в центре впадины, разломав плитки. Пашка не сразу сообразил, что когда-то там был бассейн. Чуть дальше в кустах он отыскал площадку для игр, качели, большой мяч до половины врос в землю…


Зашуршало в кустах, и Пашке показалось, что за ним из чащи следят многочисленные злые глаза. Он спохватился, что отошёл далеко от дома, и бросился назад. Шуршание сзади усилилось. Что-то чёрное мохнатое вылезло из лиан. Пашка чуть не свалился в бассейн, споткнулся о торчащий корень и стрелой добежал до разрушенного дома. Оглянулся. Никто его не преследовал.


И всё-таки было очень страшно. Лес был чужой, зловещий, он подстерегал Пашку, следил за каждым его движением, а Пашка был безоружен и сам должен был охранять раненую птицу.


Он прошёл вдоль стены дома. Вот и главная дверь. Над ней покосившаяся вывеска — золотые буквы на чёрном фоне:


^ «ЛЕСНЫЕ ПОЛЯНЫ»


САНАТОРИЙ ДЛЯ ДЕТЕЙ


Как странно было увидеть эту надпись, напоминавшую о тех временах, когда на Крине были санатории, дети играли в мяч или купались в бассейне. Вот почему кровати такие маленькие!


Пашка заглянул в прихожую санатория. Увидел справа небольшую дверь. Толкнул её и она с грохотом упала внутрь.


Когда-то здесь был медицинский кабинет. На длинном белом пластиковом столе стоял непривычной формы микроскоп, в застеклённом шкафу на полках — различные медицинские инструменты. Второй стол стоял у разбитого окна. На нём стопкой лежали бумаги… Пашка осторожно подошёл к столу. Он не дотрагивался до бумаг. Только посмотрел, что там написано.


Дата, которая ничего не говорит, потому что на Крине своё летосчисление. Потом: «Расписание праздника проводов лема». «Праздничный ужин. Концерт гостей. Танцы. Костёр на лужайке. Фейерверк».


Пашка неосторожно кашлянул — лист бумаги разлетелся в пыль.


«Фейерверк, — подумал Пашка, подходя к медицинскому шкафу, — концерт гостей, танцы… Что же случилось? Куда делись дети?»


Пашка просунул руку сквозь разбитое стекло шкафа. Как назло, не видно никаких бинтов или пластыря, чтобы перевязать Альту. Впрочем, это все разлетелось бы от прикосновения. «Возьму ножницы. Может, пригодятся. Почти оружие», — решил он.


В комнате стало темнее.


Пашка обернулся. В разбитое окно глядела страшная образина: мохнатая морда, оскаленные зубы, прижатые жёлтые уши, — похоже на медведя, но очень большого жёлтого медведя.


— Иди отсюда! — крикнул Пашка, скорее, с перепугу.


Медведь ещё шире оскалился и низко зарычал.


В следующее мгновение Пашки в комнате не было. Он выскочил в коридор. Куда бежать? Где птица?


И в этот момент он услышал тонкий крик.


Альта! Они напали на Альту!


Ночь они скоротали кое-как, сбившись в кучку, — Ирия, Ручеёк, Белка и Алиса. Белка все норовила забраться в середину, толкалась, а под утро проснулась и решила идти к братьям, сознаться во всём, сказать, что её украли.


— Иди, — сонно сказал Ручеёк. — Они тебя ждут.


Белка утихла.


Так они и дотерпели до утра, очнулись еле живые. Над рекой плыл туман, воины бродили по пояс в белой вате, расталкивали спящих, гнали их на баржу. Пигмеи дрожали, они были голодны, но кормить их не стали.


— Пошли умоемся, — сказала Ирия.


— Нельзя, — ответила Белка. — Мыться вредно. — Она подумала и добавила: — И холодно.


Но Ирия уже поднялась и шла к реке. Чтобы кандалы не звенели, она подобрала их, кандалы были тяжёлыми, ей было трудно, но Ирия терпела и даже улыбалась, чтобы подбодрить Алису.


Белка осталась на берегу и все твердила, что Алиса и Ирия наверняка ведьмы, потому что нормальный человек по доброй воле мыться не будет, тем более холодной водой, да ещё в речке, где водятся чудовища, которые тех, кто моется, обязательно утянут в воду.


Алиса побегала по берегу, размялась, стало чуть теплее.


Когда они вернулись, оказалось, что их уже разыскивают по кустам стражники. Близнецы хватились, что нет Пашки.


Их привели к близнецам, и Левый Крот спросил:


— Где мальчик, который умеет кувыркаться?


— Не знаю, — сказала Алиса.


— Не знаю, — пожала плечами Ирия.


Белка стояла неподалёку, в толпе пигмеев, и молчала. Ручейка нигде не было видно.


— Ты мне его найди, — сказал Червяк Самыйтолстый. Он выплыл из тумана, словно обрюзгшее жёлтое насекомое. — Я у тебя одну девчонку не куплю. Я двоих хотел купить. Ты меня не обманешь.


— А я и не собирался продавать тебе моих рабов! — рявкнул Левый Крот. Он и без того был взбешён пропажей, а тут ещё надутый Червяк.


— Если бы не мир, объявленный в стране, я бы не стал слушать твой гнусный визг! — взревел Червяк Самыйтолстый. — Но ты мне ещё заплатишь за оскорбление. А девчонку я беру себе. Бесплатно.


Правый Крот выхватил меч — воинов у Кротов было куда меньше, чем у Червяка, но братья и не думали отступать. Червяк бесновался, грозил страшной местью. В конце концов его корабль отплыл, а братья со своими подручными ещё долго обшаривали остров, споря, то ли мальчишка утонул, то ли его унесли летучие мыши… Алиса и Ирия покорно сидели у погасшего костра, ждали, чем кончатся поиски. Когда Пашку отчаялись отыскать, Алисе велели перейти на первый корабль. Кроты не хотели терять главную рабыню, так что полдня ей пришлось быть одной среди воинов. Правда, её покормили вместе с ними. Алиса сидела на корме, глядела по сторонам, старалась высмотреть, что делают её друзья на барже. Она видела, как, укрываясь от любопытных глаз за единорогами, Ирия шепталась о чём-то с Ручейком, и Алисе было грустно, что она ничего не слышит. Потом, уже днём, берега стали низкими, деревни пошли куда чаще. По берегам тянулись развалины, но было трудно угадать, заводы это, лаборатории или, может, какие-нибудь склады. Алиса увидела, как Ручеёк сел у борта, к нему подошла Белка и они оживлённо заговорили. Белка спорила, махала руками, сердилась, Ручеёк смеялся, даже издали было видно, как сверкают на смуглом лице его белые зубы, и, судя по всему. Белка его вовсе не боялась. Забыла, что ли, что он помник?

tezisi-doklada-primenenie-modulnoj-tehnologii-v-prepodavanii-matematike.html
tezisi-doklada-v-n-batalin-iz-opita-ocifrovki-kinofotodokumentov-v-rgakfd.html
tezisi-dokladov-50-j-nauchnoj-konferencii-molodih-uchenih-bgmi-ufa-1985-s-44.html
tezisi-dokladov-dlya-otbora-i-priglasheniya-k-uchastiyu.html
tezisi-dokladov-i-vistuplenij-gosudarstvenno-chastnoe-partnerstvo-razvitie-mestnoj-infrastrukturi.html
tezisi-dokladov-konferencii-privlechenie-klientov-v-rieltorskie-kompanii-25-maya.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/9-kl-botvinnikov-cherchenie-20-sht-analiz-raboti-shkoli-za-2010-2011-uchebnij-god.html
  • reading.bystrickaya.ru/konkurs-distancionnij-uchitel-goda.html
  • student.bystrickaya.ru/2-nenastoyashaya-rabota-glaza-razbegayutsya-chto-vibrat-erni-zelinski-uspeh-bez-ofisnogo-rabstva.html
  • studies.bystrickaya.ru/glava-6-vzglyanite-vot-portret-i-vot.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-31-utverzhdeno-postanovleniem-pravitelstva.html
  • lecture.bystrickaya.ru/anatomiya-cheloveka-nauka-izuchayushaya-formu-i-stroenie-tela-cheloveka-v-svyazi-s-ego-funkciyami-i-zakonomernostyami-razvitiya-stranica-10.html
  • college.bystrickaya.ru/1-russkij-yazik-v-sovremennom-slavyanskom-mire-osnovnie-problemi-etno-i-glottogeneza.html
  • literature.bystrickaya.ru/cveti-kleopatri-mistika-skazka-ili-realnost-8.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vestkoll-podelilsya-opitom-na-forume-proestate-2007-cellnews-14092007-mezhdunarodnij-investicionnij-forum.html
  • student.bystrickaya.ru/124-stabilizaciya-polimerov-himiya-visokomolekulyarnih-soedinenij.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-prakticheskim-zanyatiyam-2004-stranica-6.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tancevalnaya-improvizaciya-kak-terapevticheskij-vid-sbornik-statej-predstavlyaet-obzor-teoreticheskih-i-eksperimentalnih.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-disciplini-sdm-f-ergonomika-i-inzhenernaya-psihologiya-dlya-studentov-napravleniya-230100-informatika-i-vichislitelnaya-tehnika-magisterskaya-programma.html
  • bukva.bystrickaya.ru/sobachi-istorii-stranica-7.html
  • education.bystrickaya.ru/2--familiya-imya-otchestvo-makarov-sergej-evgenevich-ezhekvartalnij-otchet-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-permavtodor.html
  • college.bystrickaya.ru/1-organizaciya-raboti-ovoshnogo-ceha-konspekt-lekcij-dlya-studentov-specialnosti-271200-tehnologiya-produktov-obshestvennogo.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-k-tematicheskomu-planirovaniyu-po-informatike-8-klass.html
  • literature.bystrickaya.ru/ekonomiko-statisticheskoe-modelirovanie-proizvoditelnosti-truda.html
  • bystrickaya.ru/verbalnoe-i-neverbalnoe-obshenie.html
  • klass.bystrickaya.ru/avtomatizirovannaya-sistema-upravleniya-tehnologicheskimi-obektami-hraneniya-i-realizacii-produkcii-neftepererabotki.html
  • textbook.bystrickaya.ru/iimeri-po-sovershenstvovaniyu-gosudarstvennogo-upravleniya-v-celyah-preduprezhdeniya-korrupcii.html
  • lesson.bystrickaya.ru/model-cheloveka-v-ekonomicheskoj-teorii.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mifologiya-drevnyaya-i-sovremennaya-stranica-28.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tablici-ravena-v-m-blejher-i-v-kruk-patopsihologicheskaya-diagnostika-kiev-zdorovya.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/lekciya-18-tehnologiya-litejnogo-proizvodstva.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/samomassazh-chast-2.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-xxxvii-zelenij-mis-ilya-ilf-evgenij-petrov.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razrabotka-organizacionnogo-proekta-funkcionalnoj-podsistemi-upravleniya-marketingom-i-reklamoj-sistemi-upravleniya-organizacii.html
  • literatura.bystrickaya.ru/signali-posilaemie-glazami-i-gubami-prakticheskoe-posobie-moskva-udk-159-98-bbk-88-5-k89.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razdel-v-uplata-naloga-otcheti-o-rasschitannom-naloge-zakon-o-naloge-na-prirodnie-resursi.html
  • reading.bystrickaya.ru/konkurs-tkzu-turali-habarlandiru-shemonaiha-audani-kmn-apparati.html
  • textbook.bystrickaya.ru/issledovanie-korrupcii-v.html
  • shkola.bystrickaya.ru/pochetnoj-gramotoj-ministerstva-obrazovaniya-ministerstva-obrazovaniya-i-nauki-rossijskoj-federacii.html
  • writing.bystrickaya.ru/iskusstvo-i-naturfilosofiya.html
  • turn.bystrickaya.ru/ognennoe-tvorchestvo-kosmicheskoj-evolyucii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.